Манифест 8М

Женщины-журналисты из десятков средств массовой информации и информационных агентств, пресс-служб и в целом работники средств массовой информации и журналистских компаний поддерживают общую забастовку феминисток, которая приурочена к 8 Марта. Точно так же мы призываем всех женщин, работающих в данной области, присоединиться к нам в меру своих возможностей.

Мы все страдаем от мачизма (осознание мужского превосходства), как и женщины в остальных сферах: прекаризация (ухудшения условий труда при одновременном сокращении заработной платы или урезании правовых и социальных гарантий), отсутствие защищенности на работе, разница в оплате труда, стеклянный потолок (ограничивающего продвижение по служебной лестнице), сексуальное домогательство и игнорирование – но все это связано с особенностями нашей профессии. Мы понимаем социальную значимость нашей работы, поэтому мы тоже озабочены реальностью, которую так часто показывают СМИ и в которой отсутствует присутствие и вклад женщин. Феминизм необходим для улучшения журналистики.

Поэтому 8 марта мы требуем, чтобы СМИ и информагентства учитывали наши требования:

Разница в заработной плате является реальностью в нашем секторе. Мы требуем от компаний прозрачности зарплаты и пересмотра положений, приложений и профессиональных критериев, которые позволяют прекратить с этим.

Стеклянный потолок (главенствующие должности) СМИ и информагентства заполнен мужчинами. Мы претендуем на наше право занимать верхние позиции в компании, возможность иметь такую же ответственность и чтобы при продвижении по службе учитывали наши кандидатуры.

Прикаризация. У нас больше трудовой график, чем у наших сверстников. Точно так же мы осуждаем трудовую нестабильность фрилансеров и ложных независимых работников, ситуацию прикаризации, которая стала распространенной в последние годы.

Коллективная ответственность и забота. Мы осуждаем то, что динамика работы определяет приоритетность и свободу выбора и о заботе о людях и об их потребностях забывают. Мы считаем, что коллективная ответственность и семтиментализм не должны быть делом доброй воли, а главными критериями, которые должны принять компании и распределить в одинаковой мере между женщинами и мужчинами. Как и в других сферах, отсутствие реальной согласованности наносит ущерб большему числу женщин, которые в конечном итоге меняют или сокращают свои графики, чтобы иметь возможность заботиться о семье, в противном случае порой отказываются от своей работы или меняют свою профессию.

Сексуальное и трудовое преследование. Есть много журналисток, которые пострадали от своих коллег и начальников, но также от источников, у которых брали информацию, все это ситуации сексуального домогательства. С другой стороны, игнорирование, снисходительность, патернализм и менсплейнинг (снисходительная манера разговора, используя которую мужчина объясняет что-то женщине с помощью упрощенных формулировок, делая скидку на ее пол) являются порядком вещей в редакции и за ее пределами в нашей повседневной деятельности. Как профессионалы в области коммуникации, мы страдаем от онлайн-преследования, а также от жестоких и мачистских комментариев в наш адрес.

Программы, где нужно высказывать свое мнений, или дискуссионная передача (ток-шоу) являются маскулинизированными. Есть большое количество достойных женщин – журналистов и экспертов, которые могут сбалансировать эти программы.

Односторонний взгляд и внимание к подходам. Все эти проблемы, которые испытывают журналисты, имеют последствия, а также проявляются в содержании и подходах СМИ. Видение реальности, которую они передают, часто является частичным и предвзятым, поскольку оно не учитывает опыт, истории и жизненную позицию женщин, которые рассматриваются как второстепенные персонажи или представлены стереотипы. Примером может служить случаи мужского насилия над женщиной, во многих случаях обвиняют, конечно же, жертву. Мужчины решают, что публиковать на первых страницах, разворотах журналов и пускать в новостных программах.

Мы призываем аудиторию и читателей к участию в нашем манифесте. Женщины, подписавшие этот манифест, делают это индивидуально, и мы не хотим, чтобы какая-либо политическая партия, профсоюз или СМИ подписывались под нашим требованиям.